skip to Main Content

У стилі 90-х: як директор “Карабаса” намагається уникнути відповідальності за вимагання

У стилі 90-х: як директор “Карабаса” намагається уникнути відповідальності за вимагання

Что было бы с человеком, организовавшим избиение другого человека, угрожавшим семье избитого и вымогавшим крупную сумму денег, в Европе? Он ответил бы по всей строгости закона и сел в тюрьму. Что происходит с таким человеком в Украине? Он гуляет на свободе, дальше ведет бизнес с российскими партнерами и откровенно смеется над попытками призвать его к ответу.

Два года назад директор сервиса по продаже билетов “Карабас” Максим Плахтий стал фигурантом уголовного производства по факту избиения и вымогательства у бывшего бизнес-партнера Вадима Чернецкого значительной суммы денег. В ходе досудебного расследования это преступление внезапно трансформировалось в “принуждение к гражданско-правовым отношениям”. Если в первом случае Плахтию грозил реальный тюремный срок, то во втором – условное наказание. А через месяц он и вовсе может полностью избежать ответственности – по истечению срока давности, отведенного для подобных дел.

Когда Вадим Чернецкий по приглашению совладельца билетного сервиса “Карабас” Максима Плахтия пришел в “Карабас” – дела там шли не лучшим образом. Перед Чернецким поставили задачу: продвигать сайт в интернете и поднять прибыль компании. Как партнеру – пообещали полную свободу действий и 1% от оборота. Правда, письменно обязательства не зафиксировали – обошлись устной договоренностью.

Практически сразу Чернецкий сформировал команду и взялся за работу. И за 1,5 года добился увеличения оборота “Карабаса” с 2 млн грн до 30 млн. И добился бы еще более впечатляющих успехов, если бы Плахтий вдруг не решил: Вадим зарабатывает слишком много.

“В ноябре я уехал на 4 дня из страны на отдых. Тогда мне начали звонить ребята из моей команды и говорить: Максим оказывает на них давление, заявляет, что я в компании больше не работаю, и что они должны подчиняться ему. На тот момент Максим должен был мне порядка 700 тысяч гривен: мой процент и то, что летом я платил сотрудникам из собственного кармана”, – рассказывает Чернецкий.

Когда он вернулся в Киев и созвонился с бывшим партнером с просьбой расплатиться, внезапно услышал, что должны не ему – должен он. Чтобы разобраться в сложившейся ситуации, Вадим отправился на встречу с Плахтием в офис “Карабаса” на улице Пушкинской.

То, что произошло дальше, напоминало низкобюджетный фильм о бандитской России начала 1990-х.

Как рассказывает Чернецкий, Плахтий буквально с порога начал предъявлять ему претензии в воровстве. Дескать, в счетах, которые Вадим выставлял “Карабасу” за проделанную работу, зарплаты сотрудников были завышены в сравнении с реальными. Свои “убытки” Плахтий оценил в размере 30 тысяч долларов. И предложил провести “взаимозачет”: он прощает Чернецкому этот “долг”, а тот, в свою очередь, забывает о недоплаченных ему 700 тысячах.

Чернецкий от такого предложения отказался, аргументировав тем, что полтора года на предложенные условия директор “Карабаса” соглашался, да и к качеству работы претензий у него не было.

Тогда Плахтий перешел к более действенным методам убеждения.

Чернецкий вспоминает: в какой-то момент в кабинет ворвались трое мужчин. “Он?”, – спросил один из них у Плахтия. Услышав утвердительный ответ, все трое подошли к Вадиму и начали его избивать.

“Душили. Били по голове. Говорили: “Ты у кого бабки крысить надумал?”… Плахтий этим всем руководил. В итоге у меня отобрали телефон, деньги, документы, ключи от машины… Угрожали, что что-то сделают с моей женой и ребенком. Требовали еще денег. По ходу мой “долг” с 30 тысяч долларов “вырос” до 70-ти, а потом – и до 120-ти… Я понимал, что упорствовать или пытаться оказывать сопротивление в тех условиях было бесполезно. Пытался оттянуть время. Сказал, что в банковской ячейке у меня есть около 20 тысяч гривен. Мы даже сходили в банк – это зафиксировали камеры видеонаблюдения. Но он был закрыт… В конце концов они на моей машине отвезли меня домой. Машину забрали. И сказали на следующий день на машине жены приехать в МРЭО на Братиславской, чтобы переоформить обе машины на них”, – вспоминает Чернецкий.

Возможно, именно отсутствие сопротивления спасло Вадима: как показало последующее медицинское освидетельствование, он отделался легкими телесными повреждениями.

Вернувшись домой, Вадим собрался с мыслями – и посреди ночи поехал в полицию с заявлением об избиении, угрозах и вымогательстве.

Изначально полицейские с недоверием отнеслись к рассказу пострадавшего. Особый скепсис вызвал тот факт, что подобный беспредел может твориться в центре Киева среди бела дня. Однако не отреагировать на заявление они не могли. Поэтому было решено отправить полицию в МРЭО на условленное с вымогателями время.

Там злоумышленников и взяли на горячем – в момент переоформления документов на машины Чернецкого. Выяснились личности нападавших. Среди нападавших – чемпион мира по борьбе самбо, владеющий школой боевого самбо, также некто Николай Козак, ранее отсидевший 6 лет за убийство. Как позже рассказывали сами исполнители, их в помощь своему украинскому партнеру прислал российский миллиардер Филькенштейн, владеющий 60% “Карабаса”. Прислал, чтобы выбить “долги” из “должников”, о которых ему поведал Плахтий, пытаясь объяснить выявленную аудитом недостачу в компании.

Самого Максима Плахтия задержали чуть позже: на переоформление он не приехал.

В отношении всех соучастников преступления было открыто уголовное производство по ч.4 ст.189 (“Вымогательство, причинившее материальный ущерб в особо крупных размерах”), а также ч. 4 ст. 289 (“Незаконное завладение транспортным средством”). Санкции предусматривают от 7 до 12 лет лишения свободы с конфискацией.

Казалось бы, доказательства преступления – железобетонные. Видео с камер видеонаблюдения, аудиозаписи разговоров, результаты медицинского освидетельствования, взятие с поличным… Несколько суток подозреваемые провели в СИЗО. После – были отпущены под домашний арест: Плахтий – под ночной, остальные фигуранты – под круглосуточный.

Интересный момент, согласно материалам производства Скрипаль Ю. задержан 15.11.2016 в 12 час. 00 мин., Козак Н. – в тот же день в 12 час. 15 мин.

Из тех же материалов усматривается, что сообщение о подозрении, подписанные следователем Васильченко М.И. и процессуальным руководителем – прокурором Агрба Д.Р., вручены подозреваемому Скрипалю Ю. 16.11.2016 в 12 час. 04 мин. (согласно примечания защитника – в 12 ч. 35 мин.), а Козаку М.М. – 16.11.2016 в 12 час. 35 мин.

То есть, подозрение указанным лицам сообщено через несколько минут после истечения 24-часового срока необходимого для сообщения подозрения задержанным лицам. В связи с этим следователь Васильченко М.И. составляет постановления об увольнении Скрипаля Ю. и Козака М.М. из-под стражи в условиях изолятора временного содержания и освобождает их.

А потом прокуратура внезапно переквалифицировала производство в отношении Плахтия М. на ч.1 ст. 355 УКУ (“Принуждение к выполнению или невыполнению гражданско-правовых отношений”), максимальное наказание по которой – ограничение свободы или исправительные работы сроком до 2 лет. Обоснование переквалификации впечатляет: по обращению адвокатов подозреваемого.

Чернецкий рассказывает: первое время после задержания его обидчиков ему посреди ночи звонили с угрозами: “Тебя заказали. Не выходи из дома”. Получал “приветы” от российских совладельцев “Карабаса”, которые предупреждали: если продолжит вредить их бизнесу – пожалеет. Вадим вынужден был вывезти жену и ребенка из города. И сам какое-то время ходил с охраной. Но твердо решил не отступать – и в результате дело таки было передано в суд.

Вот только за три года с момента начала судебных разбирательств ни пострадавшего, ни его обидчиков до сих пор даже не допросили в зале суда. Заседания переносятся по самым разнообразным причинам: не пришли адвокаты, из СИЗО не доставили подозреваемого, поменялись прокуроры, судья взяла самоотвод из-за того, что неизвестные предлагали ей деньги за затягивание процесса, а после – перешли к открытым угрозам…

Параллельно с этим, Максим Плахтий попытался обвинить в мошенничестве и воровстве Вадима Чернецкого. И подал несколько исков. Один – о защите чести и достоинства. Этот суд Чернецкий выиграл. Еще два – с требованием, о взыскании с бывшего партнера 4 тысяч долларов и 70 млн грн полученной оплаты за якобы не выполненную работу (в первом случае суд стал на сторону Чернецкого, во втором – Плахтий отказался от иска сам). Кроме того, директор “Карабаса” писал заявление в полицию о том, что Чернецкий якобы злоупотреблял служебным положением. Но, ввиду того, что никаких официальных должностей он не занимал – дело быстро было закрыто.

Уже после начала судебного процесса по делу Чернецкого выяснилось: он – далеко не единственный, у кого есть неприятный опыт сотрудничества с Плахтием. Сразу после того, как история с избиением и вымогательством бывшего сотрудника “Карабаса” вышла в публичную плоскость, в поддержку Чернецкого выступил организатор фестиваля Atlas Weekend Дмитрий Сидоренко. К нему за пару дней до происшествия с Вадимом Чернецким наведывались те же “костоправы”.

“Эти бандиты, перед тем, как избить Вадима и отжать у него машину, приходили ко мне. Мне повезло, что у меня тогда был день рождения – и я был за городом. Так что мы не пересеклись. Но у меня есть свидетели, что они приходили в клуб. Перед этим они звонили мне. Сказали, что Максим им сообщил, что я якобы должен ему крупную сумму денег – и пора “долг” возвращать. Я пытался объяснить, что на самом деле все наоборот – и денег мне должен он. Они, похоже, не поверили – и пришли выбивать “долг”. Слава богу, мы не пересеклись”, – рассказывает Сидоренко.

Он рассказал, что прекратил многолетнее сотрудничество с Плахтием и “Карабасом” после того, как заподозрил: бывший партнер не чист на руку.

“Мы работали с “Карабасом” много лет. Рекламировали их. Они на нас немалые деньги зарабатывали. А потом случилось два инцидента. Первый обошелся нам примерно в 1 млн грн. Плахтий ставил нам систему бесконтактной оплаты, а потом просто отказался возвращать деньги, которые оставались на балансе системы. Заявил, что там не было ни копейки. Но я точно знаю, что это не так. По второму случаю я не могу назвать точные цифры, но у нас есть обоснованные подозрения, что после того, как мы доверили “Карабасу” систему контроля входа, он допродавал определенное количество билетов и сам же их пропускал. Похожие истории всплывали у других организаторов, где Плахтия ловили на горячем… С 2017-го мы самостоятельно контролируем вход. Никому не доверяем. А я всем своим знакомым рекомендовал воздержаться от сотрудничества с Плахтием. Думаю, именно отток клиентов “Карабаса” и подтолкнул Плахтия к тому, чтобы подослать бандитов. Думаю, речь шла не столько о деньгах, сколько о том, чтобы меня запугать”, – убежден Сидоренко.

Очередное заседание по делу Чернецкого должно пройти в октябре. Учитывая, как мастерски в течение трех лет удавалось избегать рассмотрения дела по сути, уверенности в том, что оно состоится, у пострадавшего Чернецкого нет. А уже в ноябре Максим Плахтий может полностью уйти от ответственности за организацию этого преступления: срок давности у преступления небольшой тяжести по статье, которую ему инкриминируют, составляет 3 года.

“Моя задача – не вернуть свои деньги. И даже не отомстить. Я просто не хочу, чтобы появился прецедент. Чтобы Плахтий не поставил такой способ “ведения дел” на поток. Чтобы кто-то другой, посмотрев на это все, решил, что может поступать так же – и ему за это ничего не будет. Я хочу, чтобы эта история получила как можно более широкую огласку, чтобы, как минимум, с ним никто больше не работал – и не оказался рано или поздно в моей ситуации. А таких, думаю, немало. Люди просто боятся, не хотят огласки, думают, если будут молчать – к ним больше не придут. А это – большая ошибка”, – объяснил Вадим Чернецкий.

“Непонятные решения, незаконная переквалификация на более легкую статью, затягивание судебного процесса с целью дождаться, когда по сроку давности Плахтия уже нельзя будет привлечь к ответственности… Закрадывается подозрение, что все это делалось не бесплатно. И я постоянно задаюсь вопросом: Вадим мог нанять хорошего адвоката, я – поднять информационный шум вокруг этой истории – и мы не можем добиться справедливости. А каково же тогда большинству украинцев, которые лишены даже таких возможностей защищаться? Что делать им?”, – спрашивает Сидоренко.

И ответа на этот вопрос у него нет.

Источник: https://www.obozrevatel.com/crime/po-sroku-davnosti-izbezhit-li-direktor-karabasa-otvetstvennosti-za-vyimogatelstvo.htm

Back To Top
×Close search
Поиск