skip to Main Content

«ЕСПЧ ЗАНИМАЕТ ЖЕСТКУЮ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНУЮ ПОЗИЦИЮ В ПРИЗНАНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ПОЛУЧЕННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПЫТОК, НЕДОПУСТИМЫМИ» — АДВОКАТ, НАУЧНЫЙ СОВЕТНИК АО «BARRISTERS» ИРИНА ГЛОВЮК.

«ЕСПЧ ЗАНИМАЕТ ЖЕСТКУЮ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНУЮ ПОЗИЦИЮ В ПРИЗНАНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ПОЛУЧЕННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПЫТОК, НЕДОПУСТИМЫМИ» € АДВОКАТ, НАУЧНЫЙ СОВЕТНИК АО «BARRISTERS»  ИРИНА ГЛОВЮК.

В LHS c лекцией «Принцип ядовитого дерева: противостояние использованию показаний, полученных с применением силы. Решение ЕСПЧ по делу «Фефилов против России» выступила Ирина Гловюк, адвокат АО Barristers.

«ЕСПЧ занимает жесткую и последовательную позицию в признании доказательств, полученных с применением пыток, недопустимыми» — адвокат, научный советник АО «Barristers»  Ирина Гловюк.

В начале лекции Ирина Гловюк подчеркнула, что идея «ядовитого дерева» заложена в статье 87 Уголовного процессуального кодекса Украины «Недопустимость доказательств, полученных в результате существенного нарушения прав и свобод человека».

Если обратиться к истории возникновения термина, то зарождение этой идеи прослеживается в американской судебной практике. Так, доктрина под названием «Плод ядовитого дерева» гласит: любое дополнительное доказательство, которое следует из незаконно добытого, тоже считается незаконным и не может рассматриваться в суде. Если дерево отравлено (то есть доказательство получено незаконно), тогда и плоды (информация, основанная на этом незаконном доказательстве) тоже отравлены. В то же время из этого правила есть и исключения. Например, если следствие сможет доказать, что производные доказательства получены из другого источника, суд будет их рассматривать. Доказательство принимается к рассмотрению и в случае, если прокурор сможет доказать, что оспариваемая информация «неизбежно была бы получена законными методами».

Только в некоторых случаях ЕСПЧ, вопреки позиции национального суда, готов сделать вывод, что определенное доказательство было абсолютно ненадежным из-за подозрительных обстоятельств, при которых оно было получено (решение по делу «Lisica v. Croatia»).

Позиция ЕСПЧ является последовательной и относительно допустимости доказательств, собранных с нарушением запрета пыток и жестокого обращения. К примеру, в деле «Нечипорук и Йонкало против Украины» (заявление №42310/04) суд указал: допустимость в качестве доказательств показаний, полученных с помощью пыток, с целью установления соответствующих фактов в уголовном производстве приводит к его несправедливости в целом, независимо от доказательной силы таких показаний и от того, имело ли их использование решающее значение для осуждения подсудимого судом.

В вопросе доступа к правовой помощи показательным было решение ЕСПЧ по делу «Фефилов против России». ЕСПЧ пришел к выводу, что заявителю не была предоставлена возможность получить юридическую консультацию до того, как он подписал чистосердечное признание и ему был официально присвоен статус подозреваемого по уголовному делу. Суд также сделал вывод, что возможность обращения лица к адвокату с момента его фактического задержания была ограничена без каких-либо «весомых оснований», и, таким образом, имело место нарушение статьи 6 Конвенции.

Back To Top
×Close search
Поиск